Лет лебединый Альфред Тальковский

Практически каждый день гуляла по близлежащим виноградникам и наблюдала как зрел виноград, как наливались солнцем гроздья, как бережно ухаживали за своими «питомцами» фермеры и постоянно улыбались мне: «Бонжур, мадам!» Впервые видела причудливые сборочные машины, как они собирали в свои «бока» плотные, почерневшие до синевы гроздья винограда. И вот когда виноградной лозы коснулась осень, в один из дней я вдруг уловила запах детства, точно так и у нас во дворе пахла осенняя лоза, подвязанная моим отцом так, что она была и завесой от знойного солнца Чечни и по случайности или закономерности в этот миг в наушниках я слушала голос Тальковского, говорящего: » Мы давно уж седые и для каруселей давно староваты.Что ж нас намагничивает? Карусель! Что же мы седлаем расписных коней, пытаясь повторить собственное детство…»
Всегда при прогулках среди стройных рядов виноградника, я неустанно слушала несколько песен очень ценимого мною барда Альфреда Тальковского, не уставая, по несколько раз в день, все эти нескончаемые месяцы я вслушивалась в слова этих не столько песен, сколько своеобразных монологов и каждый раз находила что-то новое, что-то очень тонкое и родное..
Помнится, еще год назад я пыталась найти эти тексты в интернете, но безрезультатно и тогда во время этих прогулок я решила, что не поленюсь и наберу все тексты этих мини спектаклей. А вдруг кто-то как и я нуждается в них.
Могу честно признаться, что мне во многом эти произведения стали своего рода опорой и поддержкой.
Внимательно прочтите эти слова, еще и еще раз...



Лет лебединый

В дни листопада, в канун холодов
Можно отшельничать, жить нелюдимо
Да оторвет вдруг от черновиков лет лебединый, взлет лебединый’
И вбегаешь в пистум городской джинцы в заляпах рыжею глиной.
Боже мой, что ж это сделал с тобой, лет лебединый, взлет лебединый
К небу лицом что-то им поверял,чутко, молитвенно и торопливо
В волосы пряча лицо, мне шептал той,что при всех называешь любимой’

Друг бумаги, ни с кем на земле не был зажимистым и половинным
Но что ты есть, что только тебе молвить возможно, лет лебединый

Мы давно уж седые и для каруселей давно староваты. Что ж нас намагничивает? Карусель! Что же мы седлаем расписных коней, пытаясь повторить собственное детство.

Ах, крути, крути смелей, крути весело, деревянная моя, расписная, песенная. Я не забуду своей колыбельной, я не услышу своей поминальной. Руки на лире умрут самодельной.
Вырастет тополь пирамидальный. Станет земля мне рубахой нательной, жизнь наградит меня главной медалью, на лицевой стороне — колыбельная, на обороте ее — поминальная.
Все, до свидания, все до свидания. Днем это будет иль ночью метельною. Белого тополя произрастание и колыбельная и колыбельная. Белого тополя произрастание и колыбельная .

Карусель — это время обратное. Слева направо вертится земля, справа налево карусель. Каждый круг на карусели — это как помолодеть на год. Кольца годовые сходят медленно на нет. Вот сливаются в одно сплошное кольцо: лица, церкви, березы и твое лицо. С каждым кругом, с каждым кругом мне все меньше лет: 25,21, 18!!!
В парусиновых брюках, широких, залатанных, длинных, мы ходили в раскачку, чуть на бок была голова, мы придумали море, таким как на старых картинах, мы придумали так, что открыты не все острова. Мы придумали море, таким как на старых картинах, мы придумали так, что открыты не все острова.
Мы придумали город, там сушатся старые сети. И вокзал и причал одинаково рыбой пропах. Мы придумали город, в котором красивые дети и развешаны компасы вместо часов на столбах.
До сих пор в нас есть честность, такая, что дай Бог любому. Если с кем-то беда, ты попробуй ка спрятать глаза. Если крик за окном, ты попробуй не выйти из дома. Если вдруг тонет кто-то, попробуй гасить паруса.
Ты боишься каруселей, кружится голова. Обожди меня здесь, в настоящем времени! Ну! крути, мне 8, я работаю карусельщиком,я забираюсь наверх под душный карусельный парусиновый конус, где на все четыре стороны света, крест на крест, как компас, чернеют четыре бревна. Они отполированы нашими ладонями. Я вместе с другими кручу карусельную ось, я чувствую себя Богом, от которого зависит судьба всех желающих прокатиться на карусели. Каравеллы, океаны,
государства, города. В полисаднике у мамы вьется хмель, я ночами ощущаю как белеет голова. Это все твои проделки, это все твои проделки,это все твои проделки,карусель, это все твои проделки, карусель

При свете падучей звезды, я увидел как подобно двум гигантским шестерёнкам смыкаются, помогая взаимному вращению, карусель жизни — ведущая и карусель смерти — ведомая. Место соприкосновения каруселей было еще далеко от меня ,и сидя на своем деревянном коньке, я подумал, если когда-нибудь люди захотят поставить памятник детству, пусть они на самом зеленом в мире лугу, поставят пеструю и кружащуюся как юбка карусель, карусель, карусель, карусель…

В дни листопада, в канун холодов
Можно отшельничать, жить нелюдимо
Да оторвет вдруг от черновиков лет лебединый, взлет лебединый
Благословляя полет, испроси, благословения на поединок. Если виновен, вину отпусти, лет лебединый, взлет лебединый.’

И вот теперь слушайте, слушайте и, главное, услышьте…

Тальковский Лет лебединый


Посмотреть на Яндекс.Фотках


Посмотреть на Яндекс.Фотках