Художник Владимир Золотухин (Vladimir Zolotukhin)   по заказу Mellnov Gallery написал эстонский цикл «Женские истории».

MellnovFest, Mellnov Gallery ja festival Lehesaju muusika  esitlevad Peterburi kunstnik Vladimir Zolotuhhinit. Kunstnik oli kahel korral Tartus meie festivali külaline. Üks tema töödest, „Klaveritunnid. Kontsert” oli kingitud  2017. aastal Tartu linnale ning 2019. aastal juubelifestivali avamisel sai  Eesti Rahva Muuseum kingiks kunstniku triptühhoni „Küberutoopia”   
See album ilmub rahvusvahelise projekti raames, mis korraldab Eesti tsükli «Naislood» näitustesarja. Need tööd on valminud meie tellimusel aastatel 2019-2020. Näitused avatakse Venemaal, Eestis ja teistes Euroopa riikides.
Kõik albumis esitatud tööd kuuluvad Mellnovi kollektsiooni.

 

MellnovFestMellnov Gallery и фестиваль «Музыка листопада» представляет художника  Владимира Золотухина (Санкт-Петербург, Россия). Художник дважды был гостем нашего фестиваля в Тарту. Одна его картина «Уроки игры на фортепиано. Концерт» была подарена нашему городу в 2017 году, а в 2019 году, во время открытия юбилейного фестиваля, Эстонский национальный музей в Тарту получил в подарок от художника триптих «Киберутопия».

Этот альбом является частью международного проекта — организации серии выставок эстонского цикла картин «Женские истории», написанного по нашему заказу в 2019 — 2020 гг. Выставки планируются в России, Эстонии и других странах Евросоюза.

Все представленные в альбоме картины являются собственностью Коллекции Mellnov (Тарту, Эстония)  

 

   

Елена Григорьянц.

Магия линий Владимира Злотухина.

Произведения Владимира Золотухина завораживают магией линий. От их ритма невозможно оторваться, их хочется рассматривать снова и снова, возвращаться и опять смотреть, погружаясь в этот космос, который возникает в пространстве листа. Работа руки художника, запечатленная в линеарности его произведений, помноженная на высочайший интеллектуальный уровень, без чего высокое искусство графики вообще невозможно, дает внимательному зрителю ключ к прочтению новых смыслов и расширяет наши представления о мире. Говоря о произведениях Владимира Золотухина, все это нужно возвести в степень, чтобы получить тонкий до ажурности и мистически сложный художественный язык, ставший его своеобразной визитной карточкой. При этом у художника есть ряд произведений, выстраиваемых по принципу уравновешенности цветовых пятен, предельно лаконичных и потрясающе выразительных, есть работы, выполненные маслом, и это всегда ярко и самобытно.

Произведения художника представляют собой сложный текст, в глубинном метафизическом смысле этого слова, переданный через образное многозвучие линий. Работы мастера строятся на пересечении культурных кодов, литературных текстов и мистики повседневности. При этом восточная сказка ему ближе, чем строгая геометрия классического романа. И это находит отражение в потаенной сущности произведений художника, в неповторимой чуткости графического переживания. В его работах находит отражение полифоническое звучание мира, единого и органичного во всех своих проявлениях, они отсылают нас к графике ар-нуво, в них раскрывается метафизическая сущность орнамента. Все эти истоки и влияния оказывается помноженными на уникальность авторского стиля мастера.

Художник чуток к духу и культуре тех мест, в которых ему довелось оказаться. Глубинное чувствование их особенностей и способность к дешифровке культурных кодов, дает ему возможность создавать произведения, в которых актуализируются наиболее характерные для определенного места и времени задачи. Причем, не идти путем стилизации, а творить свободно и легко, решая собственные художественные задачи. Такова, к примеру его Доминиканская серия, где на смену графической ажурности и орнаментальности линий приходят локальные цветовые пятна, превозносящие в работы другой, горячий, воздух, экзотическую красоту и страстность места.

Работы художника представляют собой своего рода художественной синтез натуры и культуры. Ткань его произведений строится на грани реалистического и мистического видения мира. Отсюда их глубина и многослойность. Они пронизаны культурными кодами, за которыми просматривается глубинная, до архетипичности, укорененность образов и тонкое авторское чувствование изображаемого. Характер и размер штрихов и линий, соотношение цветовых пятен, создание формы, внутри себя заключающей множество мелких форм, все это, включая название работы, читается как книга, в которой каждая деталь символична и энергетически заряжена. Перетекание линий заполняет работу кружевом штрихов, образы вплетаются в общую ткань графического повествования, в котором мы находим все новые и новые образы, а вслед за линеарностью произведения выстраиваем линейность текста.

Во многих работах художника только два цвета, черный и белый, бумага, тушь, перо или кисть, и при этом он создает поразительные произведения, открывая мир, где все реально, все перетекает из одного в другое, не исчезая при этом никуда. Девушки превращаются в птиц, райский сад становится местом изгнания. При этом, графическое пространство не столько фантастично, сколько символично. Оно завораживает, как восточные сказки, оно может быть чувственно-прекрасно, а может быть исторически жестоко. 

Эффект углубления в тему, в ее нюансировки, находит отражение в любви художника к работе сериями.

«Бабочки» — символ обновления и красоты в каждом мгновении, и все это нашло отражение в листах серии. Как энтомолог всматривается в форму и узоры крыльев бабочек, в особенности их окраски, так и художник выстраивает образ через детали к обобщенному портретному изображению, в котором каждая линия подчеркивает уникальность живого существа и магию мира. Трепетно и красиво живут бабочки в работах мастера, притягивая и не отпуская взгляд, погружая в иное пространство, в орнаментальную метафизику сиюминутности.

Фантастические миры обыденности, в которой мы все живем, не всегда задумываясь об этом, и даже не всегда это чувствуя, нашли отражение в серии «Метро». Метро — это особый мир, в который погружается практически каждый житель современного мегаполиса, и это было прочувствовано и увидено художником. Метро — это не просто вид городского транспорта, но важный канал коммуникации, посредством которого человек вступает в особые отношения не только с другими людьми, но и с самим собой, и с миром. Там происходят встречи и разговоры, возникают конфликты и любовь. Поезд, уносящий нас в неведомое, в тоннель, который оказывается сродни восточным сказочным пещерам, приносит к новым переживаниям и встречам. Случайные пассажиры и порой фантасмагорические образы возникают на этом пути. Фантазии наполняются джазом и драйвом, или же фантазией-возможностью — почему бы и нет? — усилить этот драйв с помощью винной карты метро. Реальность растекается и исчезает, на ее место приходят сказки и видения, и все это художник предлагает нам в утонченном драматически-образном повествовании.

В своих графических текстах Владимир Золотухин зачастую «переписывает» известные литературные сюжеты, интерпретируя их по-своему, не просто визуализируя персонажей и ситуации, а наполняя художественное пространство новым, золотухинским, пониманием. Так родилась его «Турандот», серия работ, выполненная для одного из московских апарт-отелей. Построенная художником на собственной трактовке переживаний Турандот, эта серия демонстрирует такое точное попадание в женский характер, любовь и жизнь женщины, что наглядно убеждаешься во взаимопроникновении и единстве двух начал, мужского и женского. От капризов Турандот, когда самой с собой тяжело, до любви, которая приходит с первого взгляда, изменяя мир вокруг, ведет нас художник, погружая в сказку и реальность образов и переживаний.

Интерпретируя тексты или создавая собственные «ненаписанные книги», он находит там образы, которые, как он сам говорит, приходят к нему уже со своими имиджам и характером, которые остаётся только запечатлеть на бумаге. Возможно, здесь кроется ответ на вопрос: что заставляет мастера не останавливаться, заполняя пространство листа паутиной тончайших линий, поражающих своей красотой? Вероятно, в этом и есть скрытая логика высказывания, которую он «прочитывает» в тех мирах, где рождаются его образы и куда он таким способом приоткрывает нам дверь.

У Владимира Золотухина есть ключ к миру вечных образов, которые приходят к нему не случайно, а как результат погружения во Вселенную символов и смыслов. Рука мастера работает в едином ритме с музыкой мира, которая продолжает звучать в его сознании, передаваясь каждому внимательному зрителю. Художник, подобно Ловцу снов, погружается в мир фантазий и грез, мир архетипов и откровений, в котором природа человека открывается ему практически всеми своими гранями, а потом все это прорисовывается в его графике, глубокой и символичной одновременно.